✆ +7 (910) 496 58 84
с 10:00 до 22:00
✉ voroshkevich@rambler.ru✉ онлайн консультация

В отлиие от художника, хирург не имеет права на ошибку

— Андрей Альбертович, когда Вы решили посвятить свою жизнь хирургии, что послужило причиной выбора направления пластической хирургии, какими внутренними мотивами Вы руководствовались?

— Когда я начинал этим заниматься, а хирургом я работаю уже на протяжении тридцати лет, у меня не было абсолютно никаких мотивов. Начинал я свою деятельность с работы общим хирургом в больнице скорой помощи. Затем руководство решило создать отделение пластической хирургии и мне поручили заниматься этим направлением.

На тот момент я уже оперировал в течение пяти лет, и, соответственно, имел достаточно глубокие знания в области хирургии. Общая глубокая хирургическая школа всегда помогала мне, потому все возникающие ситуации для меня решаемые.

… Есть ли у вас так называемая «визитная карточка?
- Я делаю все, что сложно.

— Какие разновидности пластических операций Вы практикуете?

— Я занимаюсь практически всем. Очень люблю оперировать лица: всевозможные лифтинги, фейслифтинги, smas подтяжки, ограниченные подтяжки. Эндоскопических технологии – моя любимая тема. Нравится заниматься пластикой век. Но это невозможно отдельно от подтяжки, скажем, подъема бровей и подтяжки средней зоны лица, когда просели щеки и скуловые части. Поэтому меня всегда удивляет, когда хирург говорит, например, что он оперирует исключительно веки. Как вы можете оперировать только веки, если не умеете поднимать лоб и не поднимаете переднее лицо, среднюю зону переднего лица. Как вы можете это делать? Это – невозможно!

Много занимаюсь молочными железами. На меня часто в клинике «сваливают» большое количество повторных, реконструктивных операций.

И, конечно же, ринопластика. Многое пришлось освоить: сейчас в мировом пластическом сообществе стали более менее ясны основные технологии, которые нужно использовать при различных разновидностях ринопластики.

Делаю пластику ушных раковин.

Очень часто приходится заниматься передней брюшной стенкой, исправлять последствия родов или потери веса, это – абдоминопластика. Различные липосакции, сочетание абдоминопластики с липосакцией, пластика бедер. Сейчас многое можно исправить и поставить себе имплант скажем в ягодицы, чтобы получить красивую круглую попку. С помощью имплантов сегодня можно даже исправить кривизну ног. И поверьте, при правильном исполнении не так уж все это сложно.

— Сколько примерно операций Вы проводите в год?
— Бывает по 500-600 пациентов в год. За двадцатипятилетний опыт работы, посчитайте, сколько их было!?

— Андрей Альбертович, не смотря на то, что Вы можете все, есть ли у вас так называемая «визитная карточка»?

— Я делаю все, что сложно. Естественно я могу делать любые простые операции, но в силу моего опыта в клиниках, где я работаю, мне чаще предлагают делать что-то сложное. Скажем, я могу делать эндоскопический лифтинг лица и одновременно пластику носа на этом же лице. Или сделать протезирование и абдоминопластику одновременно. За счет колоссального опыта, я достаточно быстро оперирую и укладываюсь в нормальные операционные сроки. Поэтому я могу делать 2-3, бывали случаи даже 4 операции одновременно !

— Считается, что сейчас, когда наступило холодное время года – самый подходящий момент для пластической хирургии. На самом ли деле существует подобная зависимость от сезона?

— На самом деле это глубокое заблуждение нашего народа. Как же в таком случае оперируются в Бразилии, ведь у них там всегда лето? Тем не менее, количество операций на единицу населения больше чем у нас в четыре раза. Бразилия – одна из ведущих стран в пластической хирургии.

Никакого отношения ко времени года пластическая хирургия не имеет. Так уж повелось, что лето – сезон отпусков. Это может быть связано лишь с привычками и образом жизни – оперироваться можно круглый год безо всяких проблем или ограничений!


В операционной

Художник имеет право на ошибку, на творческий поиск. У меня же этого права нет. Я должен включить свои мозги, воспользоваться своими знаниями и применить их к данному конкретному человеку – сделать так чтоб было хорошо. Мастерство пластического хирурга – это высокие технологии, которыми мы должны владеть, это – постоянное самосовершенствование, труд.

— Андрей Альбертович, скажите, как правильно выбрать своего доктора?

— Это очень сложно. Как Вы правильно выберете?

Допустим, посоветовала подруга. Сарафанное радио – это замечательно, но ведь это всего лишь единичное наблюдение. Одному человеку хирург сделал что-то замечательно, другому – не очень удачно. Люди – очень разные, у каждого своя индивидуальность. Необходимо учитывать особенности той или иной анатомической зоны, а для этого нужно иметь безграничный опыт. Профессионалы должны владеть основными хирургическими методиками и технологиями.

Бесспорно, еще один важный момент: должна быть очень хорошая клиническая база, это – очень важно!

Хороший хирург должен иметь уставший вид, потому что он должен много работать, постоянно оттачивая свое мастерство.

— Вы сказали, что Вам часто приходится делать повторные операции, имеется ввиду исправление чужих ошибок?

— Мне не очень нравится такая формулировка. Какие-то ошибки бывают у каждого: и у кого-то их больше, у кого-то – меньше. И потом сейчас появились пациенты, скажем, с протезированием молочных желез, которые перенесли операции в начале-середине 90х годов. Или тем, кому сделали фейс лифтинг в 1998 году, к примеру, уже пора делать повторные операции. Поэтому действительно я делаю повторные операции достаточно регулярно.

— Андрей Альбертович, а сколько примерно операций Вы проводите в год?

— Никогда не считал. Смотрите сами: я оперирую в двух клиниках на потоке, сутра до вечера. Если прикинуть реально – хирург может прооперировать в месяц около 50-60 пациентов. Это при полной загрузки, а некоторые операции длятся от трех до пяти часов. Получается, что бывает по 500-600 пациентов в год. За двадцатипятилетний опыт работы, посчитайте, сколько их было!?

— Подавляющая часть Ваших пациентов – женщины. Как Вы думаете, мы – женщины более критично относимся к своей внешности?

— В России женщины поставлены в условия жесткой конкуренции. У нас невероятно много красивых, хороших, умных женщин, которые пытаются устроить свою личную жизнь.
Надо признать, что мужчины у нас уступают женщинам. Хороших мужчин достаточно мало и женщины вынуждены вступать в борьбу за мужчин.

— Андрей Альбертович, скажите, считаете ли Вы себя художником, творцом?

— Конечно нет! Смотрите: подразумевается, что художник имеет право на поиск. Прежде чем нарисовать свою картину – художник сделает эскизы. А я захожу в операционную: передо мной лежит женщина с лицом, которое затронули какие-то возрастные изменения или что-то ей в себе не нравится. Разве я могу сделать эскизы? Я должен тут же, продумав все как следует, сделать так, чтобы стало значительно лучше. Художник имеет право на ошибку, на творческий поиск. У меня же этого права нет. Я должен включить свои мозги, воспользоваться своими знаниями и применить их к данному конкретному человеку – сделать так чтоб было хорошо.

На самом деле мы не художники. Мастерство пластического хирурга – это высокие технологии, которыми мы должны владеть, это – постоянное самосовершенствование, труд.

Ну конечно у нас должен быть эстетический взгляд на вещи, это – обязательно. Нужно понимать, что вот это данному человеку пойдет, а вот это – категорически нет.

Хороший хирург должен иметь уставший вид, потому что он должен много работать, постоянно оттачивая свое мастерство.

— А если случается так, что Ваши эстетические представления не совпадут с пожеланиями и ожиданиями пациента, станете переубеждать его?

— Да, конечно! Или бывают ситуации, когда пациент просит что-то, где применяется одна технология, а я знаю, что она не очень долговечная по сравнению с другой. Я говорю, что нужно сделать так, а не иначе. В такой ситуации я постараюсь настоять на своем, переубедив его.

— Андрей Альбертович, Ваш секрет успеха?

— Повторюсь, что настоящий профессионал должен владеть всеми технологиями, а для этого нужен хороший опыт и большая практика. Я с большим интересом отношусь к современным эндоскопическим технологиям. Этот метод применяют во время операции на лице, на молочных железах, когда вы можете через очень маленькие разрезы добиться очень хорошего результата. Пока это не всегда получается, но все же: прогресс в нашем деле напрямую зависит от развития технологий. Поэтому секрет прост: работать и учиться, учиться и работать. И тогда к тебе наверняка придет успех!



← Назад к списку публикаций